Translation contest

LarissaB has won the English to Russian translation contest
Thread poster: María Florencia Vita

María Florencia Vita
Local time: 02:18
SITE STAFF
Contest entry #498440 Jan 29, 2007

Dear members,

I am very happy to announce that Larissa B has won the English into Russian section of ProZ.com first translation contest.

A total of 17 translations were received for this language pair. The ones that received at least 2 votes are shown below, including the name of the poster, and the amount of votes and the comments received by each of these entries.

The general results were:
Dear members,

I am very happy to announce that Larissa B has won the English into Russian section of ProZ.com first translation contest.

A total of 17 translations were received for this language pair. The ones that received at least 2 votes are shown below, including the name of the poster, and the amount of votes and the comments received by each of these entries.

The general results were:



The source text for this contest was:


When she moved into his tiny house in Stroud, and took charge of his four small children, Mother was thirty and still quite handsome. She had not, I suppose, met anyone like him before. This rather priggish young man, with his devout gentility, his airs and manners, his music and ambitions, his charm, bright talk, and undeniable good looks, overwhelmed her as soon as she saw him. So she fell in love with him immediately, and remained in love for ever. And herself being comely, sensitive, and adoring, she attracted my father also. And so he married her. And so later he left her - with his children and some more of her own.

When he'd gone, she brought us to the village and waited. She waited for thirty years. I don't think she ever knew what had made him desert her, though the reasons seemed clear enough. She was too honest, too natural for this frightened man; too remote from his tidy laws. She was, after all, a country girl; disordered, hysterical, loving. She was muddled and mischievous as a chimney-jackdaw, she made her nest of rags and jewels, was happy in the sunlight, squawked loudly at danger, pried and was insatiably curious, forgot when to eat or ate all day, and sang when sunsets were red. She lived by the easy laws of the hedgerow, loved the world, and made no plans, had a quick holy eye for natural wonders and couldn't have kept a neat house for her life. What my father wished for was something quite different, something she could never give him - the protective order of an unimpeachable suburbia, which was what he got in the end.

The three or four years Mother spent with my father she fed on for the rest of her life. Her happiness at that time was something she guarded as though it must ensure his eventual return. She would talk about it almost in awe, not that it had ceased but that it had happened at all.



And Larissa B 's winning translation into Russian was:



Маме было тридцать и красота ее еще не поблекла, когда она переехала к нему в крохотный домик в Струде, и взяла на себя заботу о четырех его ребятишках. Наверное, никогда раньше не встречался ей кто-либо, похожий на него. Этот довольно чопорный молодой человек, с его преувеличенной светскостью и подчеркнуто аристократическими манерами, с его музыкой и честолюбивыми замыслами, обаянием, блестящим разговором и несомненно приятной внешностью покорил маму с первого взгляда. Она влюбилась в него без оглядки и на всю жизнь. Да и она, хорошенькая, впечатлительная, восторженная, пленила моего отца. И он женился на ней. Женился, а потом бросил ее и детей - и своих, и маминых.

Когда он ушел, она переехала вместе с нами в деревню и стала ждать. Она ждала тридцать лет. Думаю, она так и не поняла, почему отец оставил ее, хотя, в общем-то, все было ясно. Для него – зажатого, напуганного – мама была слишком искренней, слишком безыскусной, слишком далекой от его скрупулезных правил. В концов концов, она была простой деревенской девчонкой, безалаберной, с эмоциями через край и любящей душой. Суматошная и озорная, как галка у печной трубы, она вила свое гнездышко из лоскутков и блестяшек, радовалась солнышку, громко визжала, когда пугалась, повсюду совала нос, утоляя ненасытное любопытство, забывала пообедать или, наоборот, жевала целый день, и пела песни, глядя на красный закат. Она жила просто и понятно, как зеленый куст у дороги, любила весь мир, не задавалась планами, зорко подмечала обыкновенные чудеса и, хоть убей, не могла содержать дом в порядке. Отец же мечтал совсем о другом, о том, что она никогда не могла ему дать – о спасительном порядке безукоризненно благопристойных предместий, который он, в конце концов, и обрел.

Всю оставшуюся жизнь мама жила теми тремя или четырьмя годами, которые она провела с отцом. Она оберегала то счастье, которое испытывала, живя с ним, так, словно это обязательно должно его вернуть. Она говорила о том чувстве почти с благоговейным трепетом и не потому что оно ушло, а потому что оно вообще случилось.


This topic is an announcement only. To congratulate those members who took part, please write to them directly via their profiles. To discuss your experience as a participant in the contest (as a contestant or a voter), please use this thread: http://www.proz.com/topic/67110

Please find the guidelines and general information for the contest here.

Thank to all participants for devoting your time, effort and passion on this first ProZ.com's translation contest

Regards,
Collapse


 
Contest entry #502506
Contest entry #502506 Feb 4, 2007

Когда она перебралась в его маленький дом в Страуде и приняла на себя заботы о его четырех малышах, матери было тридцать, и она все еще оставалась привлекательной женщиной. Не думаю, что до их знакомства она знала хоть кого-то, кто был бы на него похож. Этот весьма самоуверен... See more
Когда она перебралась в его маленький дом в Страуде и приняла на себя заботы о его четырех малышах, матери было тридцать, и она все еще оставалась привлекательной женщиной. Не думаю, что до их знакомства она знала хоть кого-то, кто был бы на него похож. Этот весьма самоуверенный молодой человек, с его неисправимым аристократизмом, претенциозными манерами и важным видом, с его музыкальными пристрастиями и амбициозными устремлениями, с его обаянием, занимательными разговорами и бесспорной внешней привлекательностью, поразил ее при первой встрече. Она влюбилась в него в тот же миг и с тех пор любила всегда. Отца же привлекли в ней миловидность, чуткость и способность беззаветно любить, и он решил на ней жениться. А потом – ушел, бросив ее со своими детьми и с ее собственными.
После ухода отца она перевезла нас в деревню и стала ждать. Прождала она тридцать лет. Мне кажется, она никогда не знала причин, побудивших его оставить ее, хотя эти причины были вполне очевидны. Она была слишком честна, слишком естественна для этого испуганного человека, слишком чужда его «безупречных» законов. В конце концов, она была деревенской девчонкой, спонтанной, дикой, любящей. Сумбурная и озорная, как галка, поселившаяся в печной трубе, она вила свое гнездо из тряпья и бижутерии, радовалась солнцу, громко трещала, завидев врагов, всюду совала свой нос, была без меры любопытна, забывала есть или же ела весь день, и пела вечерами, когда закаты были оранжевы. Она жила по нехитрым законам «дикой» изгороди, любила мир, не строила планов, обладала блаженной способностью быстро подмечать обыкновенные чудеса и совершенно не умела поддерживать порядок в доме. Мой отец искал чего-то совсем другого, чего-то, что она никогда не могла бы ему дать – безупречную и упорядоченную жизнь обитателя предместий, которую он и получил в конечном итоге.
Три или четыре года, которые мама прожила с отцом, стали для нее источником радости на всю оставшуюся жизнь. Счастье тех лет она оберегала так, словно оно являлось гарантией его возвращения. Об этом счастье она говорила чуть ли не с благоговением, но не потому что оно прекратилось, а потому что оно вообще было.



This translation received 3 votes and the following comment:
  • I love it!!!

Collapse


 
Contest entry #505582
Contest entry #505582 Feb 8, 2007

Маме было тридцать и красота ее еще не поблекла, когда она переехала к нему в крохотный домик в Струде, и взяла на себя заботу о четырех его ребятишках. Наверное, никогда раньше не встречался ей кто-либо, похожий на него. Этот довольно чопорный молодой человек, с его преувели... See more
Маме было тридцать и красота ее еще не поблекла, когда она переехала к нему в крохотный домик в Струде, и взяла на себя заботу о четырех его ребятишках. Наверное, никогда раньше не встречался ей кто-либо, похожий на него. Этот довольно чопорный молодой человек, с его преувеличенной светскостью и подчеркнуто аристократическими манерами, с его музыкой и честолюбивыми замыслами, обаянием, блестящим разговором и несомненно приятной внешностью покорил маму с первого взгляда. Она влюбилась в него без оглядки и на всю жизнь. Да и она, хорошенькая, впечатлительная, восторженная, пленила моего отца. И он женился на ней. Женился, а потом бросил ее и детей - и своих, и маминых.

Когда он ушел, она переехала вместе с нами в деревню и стала ждать. Она ждала тридцать лет. Думаю, она так и не поняла, почему отец оставил ее, хотя, в общем-то, все было ясно. Для него – зажатого, напуганного – мама была слишком искренней, слишком безыскусной, слишком далекой от его скрупулезных правил. В концов концов, она была простой деревенской девчонкой, безалаберной, с эмоциями через край и любящей душой. Суматошная и озорная, как галка у печной трубы, она вила свое гнездышко из лоскутков и блестяшек, радовалась солнышку, громко визжала, когда пугалась, повсюду совала нос, утоляя ненасытное любопытство, забывала пообедать или, наоборот, жевала целый день, и пела песни, глядя на красный закат. Она жила просто и понятно, как зеленый куст у дороги, любила весь мир, не задавалась планами, зорко подмечала обыкновенные чудеса и, хоть убей, не могла содержать дом в порядке. Отец же мечтал совсем о другом, о том, что она никогда не могла ему дать – о спасительном порядке безукоризненно благопристойных предместий, который он, в конце концов, и обрел.

Всю оставшуюся жизнь мама жила теми тремя или четырьмя годами, которые она провела с отцом. Она оберегала то счастье, которое испытывала, живя с ним, так, словно это обязательно должно его вернуть. Она говорила о том чувстве почти с благоговейным трепетом и не потому что оно ушло, а потому что оно вообще случилось.



This translation received 6 votes and the following comments:
  • Перевод заметно выделяется, помарки not worth the mention, imho. Описание мамы порадовало особенно!
  • Спасибо! Остальные, увы...
  • Браво! Единственный (ИМХО) действительно ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ перевод, хотя есть стилистические перегибы
  • точность и художественность

Collapse


 
Contest entry #506764
Contest entry #506764 Feb 9, 2007

В то время, когда она поселилась в его крохотном домике в Страуде и взяла на себя заботу о четверых его маленьких детях, матери было тридцать, и она была все ещё хороша собой.
Я полагаю, что ранее ей не довелось встречать мужчин, подобных ему. Этот довольно педантичный, пре
... See more
В то время, когда она поселилась в его крохотном домике в Страуде и взяла на себя заботу о четверых его маленьких детях, матери было тридцать, и она была все ещё хороша собой.
Я полагаю, что ранее ей не довелось встречать мужчин, подобных ему. Этот довольно педантичный, преклоняющийся перед светскостью, молодой человек, с его напыщенностью и манерностью, музыкальностью и амбициями, шармом, яркой речью и неоспоримо приятной внешностью, покорил её с первого взгляда. Она немедленно влюбилась в него и осталась влюбленной навсегда. Да и сама, будучи хорошенькой, чувствительной и восхищенно обожающей, не оставила моего отца равнодушным. И он женился на ней. А позднее оставил – со всеми своими детьми и несколькими её собственными.

Когда он ушел, она привезла нас в деревню и стала ждать. Ждала долгих тридцать лет. Я не думаю, что ей когда-либо удалось осознать причины, побудившие его покинуть её, хотя эти причины казались достаточно очевидными. Она была слишком искренна, слишком естественна для этого запуганного человека, слишком далека от того, чтобы жить по его упорядоченным правилам. В конце концов, она была всего лишь деревенской девчонкой - неорганизованной, не стесняющейся в проявлении чувств, любящей. Она была беспорядочна и шаловлива как галка, она вила свое гнездо из старого тряпья и драгоценностей, была счастлива в свете солнца, пронзительно орала при опасности, во все совала свой нос и была нескончаемо любопытна, забывала поесть или ела целый день без остановки и пела, если закат был особенно красив. Она жила по простым законам естества, любила мир и не строила планов, с благоговейным трепетом подмечала чудеса природы и была совершенно неспособна сохранять порядок в доме. Желания моего отца были несколько иными, он хотел того, чего она никак не могла ему дать – ничем не нарушаемого покоя безупречного обывателя, чего он, в конце концов, и достиг.

Тремя или четырьмя годами, проведенными с моим отцом, мать жила всю оставшуюся жизнь. Счастье того времени она оберегала так, как будто оно должно было служить залогом его неизбежного возвращения. Об этом счастье она говорила почти с благоговейным трепетом, поражаясь не тому, что оно ушло, а тому, что оно вообще случилось.



This translation received 2 votes

Collapse


 
Contest entry #507950
Contest entry #507950 Feb 11, 2007

Когда Мать переехала в его маленький домик в Страуде и приняла на себя заботу о его четырех малышах, ей было тридцать, и она все еще была достаточно красива. Я думаю, она никогда раньше не встречала таких людей, как он. Этот довольно педантичный молодой человек с его подчеркн... See more
Когда Мать переехала в его маленький домик в Страуде и приняла на себя заботу о его четырех малышах, ей было тридцать, и она все еще была достаточно красива. Я думаю, она никогда раньше не встречала таких людей, как он. Этот довольно педантичный молодой человек с его подчеркнутой любезностью, манерностью и честолюбием, со всем его очарованием, красноречием и безусловно привлекательной внешностью поразил ее до глубины души, как только она увидела его. И она влюбилась в него немедленно, раз и навсегда. А поскольку сама она была мила, чувствительна и очень нежна, мой отец очень скоро был ею очарован. И женился на ней. А потом бросил, оставив на нее не только своих детей, но и тех, которые родились от брака с нею.
Когда он ушел, она вместе с нами переехала в деревню и стала ждать. Она ждала тридцать лет. Я думаю, она так и не узнала, почему он бросил ее, хотя причины были достаточно очевидны. Она была слишком искренней, слишком настоящей для этого ограниченного условностями человека, слишком далекой от его сухих и чопорных правил. В конце концов, она была всего лишь деревенской девушкой – беспечной, вспыльчивой, любящей. Она была суетливой и непоседливой, как сорока. Она построила свое гнездо из тряпья и мишуры, она радовалась солнечному дню, пронзительно вскрикивала, когда чего-нибудь пугалась, совала нос не в свои дела и вообще была до крайности любопытна, забывала поесть или, напротив, ела целыми днями, она пела на закате, когда красное солнце уходило за горизонт.
Дитя природы, она следовала простым законам: любила мир, жила сегодняшним днем, тонко чувствовала красоту природы, однако за всю жизнь так и не научилась содержать в порядке свой дом.
Мой отец хотел совсем иного, того, чего она никак не могла ему дать: успокоительной надежности добропорядочного предместья, что в конце концов он и получил.
Три или четыре года, проведенные Матерью с моим отцом, наполнили смыслом остаток ее жизни. Она берегла воспоминание о том счастливом времени так, будто это могло заставить его вернуться. Она говорила об этом почти с благоговением, удивляясь не тому, что это время кончилось, а тому, что оно в ее жизни было.




This translation received 3 votes and the following comments:
  • Особенно понравилось, как переведен последний абзац. Второе место я бы отдала переводу № 15 (508268)
  • Все слабые моменты моего перевода обрели яркую жизнь в Вашем исполнении -)

Collapse


 
Contest entry #508040
Contest entry #508040 Feb 11, 2007

В ту пору, когда мать перебралась в его домишко в Страуде и взяла на себя заботу о четверых его малышах, ей было тридцать, и она все еще была хороша собой. Не думаю, что такие, как он, встречались ей прежде. Этот молодой человек, с его подчеркнуто строгими взглядами, благообраз... See more
В ту пору, когда мать перебралась в его домишко в Страуде и взяла на себя заботу о четверых его малышах, ей было тридцать, и она все еще была хороша собой. Не думаю, что такие, как он, встречались ей прежде. Этот молодой человек, с его подчеркнуто строгими взглядами, благообразной учтивостью, внушительным видом и манерами, с его музыкальностью, честолюбием, обаянием, стройной речью и, бесспорно, приятной внешностью, околдовал ее со дня знакомства. Она полюбила его в один миг и навсегда. Отца же моего увлекли ее миловидность, чувствительность и преклонение перед ним. И он женился на ней – женился, а потом бросил, и она осталась с чужими детьми в придачу к нескольким своим.

После его ухода мать увезла нас в деревню и начала ждать. Она ждала тридцать лет. Едва ли она понимала, почему он оставил ее, хотя причины вполне ясны. Она была слишком честной и непринужденной для этого напуганного человека, слишком чуждой его приглаженной правильности. Что ни говори, она была сельской девушкой – непоследовательной, взбалмошной, любящей. Суетливая и озорная, будто галка, она вила свое гнездышко из тряпья и самоцветов, радовалась восходящему солнцу, заходилась громким криком, почуяв опасность, с неутолимым любопытством совала всюду свой нос, то жевала весь день напролет, то вовсе забывала поесть, и пела в багряных лучах заката. Она жила по простым законам перелесков, любила мир вокруг, не загадывала наперед, зорким неиспорченным взглядом подмечала чудеса природы и не смогла бы посвятить жизнь домашнему уюту. Однако мой отец искал нечто иное, чего она не в силах была ему дать, – надежную упорядоченность образцового местечкового быта, которую он со временем и обрел.

Три-четыре года рядом с ним стали для матери самыми памятными на весь остаток жизни. Она так лелеяла воспоминания о тогдашнем счастье, словно оно было залогом того, что рано или поздно отец вернется. О тех временах она говорила чуть ли не со священным трепетом: пусть они уже в прошлом, но, главное, они были.


This translation received 4 votes and the following comment:
  • I like your style!

Collapse


 
Contest entry #508268
Contest entry #508268 Feb 11, 2007

Когда Мать переехала в его домик в Страуде и стала ухаживать за его четырьмя маленькими детьми, ей было тридцать, и она была еще достаточно привлекательной. Мне кажется, что раньше она никогда не встречала таких людей. Этот весьма педантичный молодой человек, со своими арис... See more
Когда Мать переехала в его домик в Страуде и стала ухаживать за его четырьмя маленькими детьми, ей было тридцать, и она была еще достаточно привлекательной. Мне кажется, что раньше она никогда не встречала таких людей. Этот весьма педантичный молодой человек, со своими аристократическими замашками, своим видом и манерами, своей музыкой и амбициями, своим обаянием, умением говорить и бесспорно привлекательной наружностью покорил ее с первого взгляда. И она сразу же влюбилась в него и продолжала любить всю жизнь. Будучи и сама женщиной милой, чувствительной и восторженной, она тоже понравилась моему отцу. И он женился на ней – а затем оставил ее, вместе с его детьми и ее собственными.

Когда он ушел, она перебралась вместе с нами в деревню и принялась ждать. Она ждала тридцать лет. Мне кажется, она не понимала, почему он бросил ее, хотя причины были вполне очевидны. Она была слишком искренней, слишком естественной для этого боязливого человека, слишком далекой от его аккуратизма. В конце концов, она была сельской девочкой – неуправляемой, истеричной, любящей. Суматошливая и проказливая, как сорока, она любила тряпки и украшения, она радовалась солнцу, громко визжала при опасности, была любопытной и неутолимо любознательной, начисто забывала про еду – или ела, не переставая, и пела, когда закат был багровым. Она жила так же просто, как растет трава, любила мир, не строила планов, остро чувствовала природу и абсолютно не умела содержать свой дом в чистоте. Что же до моего отца, то он искал нечто совершенно иное, нечто такое, что она была неспособна ему дать: защиту и порядок чистенького пригорода – именно то, что в конце концов он и получил.

Всю свою оставшуюся жизнь Мать жила этими тремя или четырьмя годами, проведенными с моим отцом. Она хранила свое счастье тех лет так, как если бы оно являлось залогом возвращения отца. Она говорила об этом счастье почти с благоговением – и не о том, что оно исчезло, а что оно вообще было возможно.



This translation received 2 votes and the following comment:
  • На мой взгляд, это - лучший вариант перевода

Collapse


 


To report site rules violations or get help, contact a site moderator:


You can also contact site staff by submitting a support request »

LarissaB has won the English to Russian translation contest

Advanced search


Translation news in Russian Federation





CafeTran Espresso
You've never met a CAT tool this clever!

Translate faster & easier, using a sophisticated CAT tool built by a translator / developer. Accept jobs from clients who use SDL Trados, MemoQ, Wordfast & major CAT tools. Download and start using CafeTran Espresso -- for free

More info »
Wordfast Pro
Translation Memory Software for Any Platform

Exclusive discount for ProZ.com users! Save over 13% when purchasing Wordfast Pro through ProZ.com. Wordfast is the world's #1 provider of platform-independent Translation Memory software. Consistently ranked the most user-friendly and highest value

More info »



Forums
  • All of ProZ.com
  • Term search
  • Jobs
  • Forums
  • Multiple search